В тисках крепостничества… Прошлое Тамбовского края-45. Черменский П.Н.

В 1813 году Тамбов посетил путешественник К.И. Селунский. «Город сей,— писал он,— час от часу распространяется и много хорошего строения в нем, но по большей части деревянное». Действительно, в это время из 1 607 домов, имевшихся в городе, каменных было всего 24, т.е. полтора процента. Прав автор приведенных строк и в том, что город быстро «распространялся». В начале двадцатых годов в южной части его появились три новых улицы: Первая, Вторая и Новая, впоследствии — Киркина, Тезиковская и Приютская (ныне Августа Бебеля, Сергеева-Ценского и Фридриха Энгельса). Северная же часть города заселилась к этому времени до Архангельской площади (ныне площадь Льва Толстого). Таким образом, к концу двадцатых годов прошлого века была застроена вся площадь, отведенная городу планом 1781 года, в размере 439 десятин. Правда, в черте его имелись и огромные пустыри и значительное количество никогда не просыхавших болот. Тем не менее город того времени уже представлял собою ряд правильно расположенных кварталов.

Сколько-нибудь серьезное замощение улиц началось в 1822 году. На этот раз пустили в дело кирпич, изготовленный еще при Державине и пролежавший 40 лет без употребления. Центральная часть города стала относительно доступной для экипажей и пешеходов, но все же продолжала оставаться грязной.

Усиленно приводили в порядок город в 1825 году, готовясь к приезду царя Александра I. Тогда был засыпан старинный ров, выкопанный в XVII веке для защиты внутренней крепости. Он шел от Студенца через нынешнюю Октябрьскую площадь и городской сад.

Работы по благоустройству продолжались и в тридцатых годах. В это время была произведена первая нивелировка города. Для стока дождевой воды углубили канавы, выкопанные в конце XVIII века. Для пешеходного движения поделали тротуары, отделив их от мостовой столбиками. Заново отстроили Никольский мост через Студенец. По дороге в Вознесенский монастырь речку запрудили и соорудили мост через нее. Возле здания Присутственных мест поставили фонари. При въездах в город — на моршанской, козловской и астраханской дорогах — исправили и украсили гербами заставы. Был вычищен и углублен старинный ров, шедший от Студенца до Цны вдоль острожной стены. В него пустили воду из Студенца. Однако работу выполнили так примитивно, что жители лишь в течение двух лет пользовались чистой проточной водой. Чтобы получить здоровую питьевую воду, начали рыть артезианский колодезь.

При всем этом благоустройство не дало, однако, заметных результатов. Краткие литературные известия, сохранившиеся от путешественников, посетивших город в сороковых годах, рисуют все ту же неприглядную картину. Попытки привести улицы и площади в состояние, пригодное для конной езды и пешеходного движения, ни к чему не привели. Зыбкая почва поглотила несметное количество всякого материала, но не стала от этого лучше. На главной улице — Большой Астраханской — между зданием Присутственных мест и домом купца Уткина, находившимся против нынешней областной библиотеки имени А.С. Пушкина, не просыхала топь в течение всего лета. Немощеные тротуары при малейшем дожде покрывались непроходимой грязью. «Ну, уж здесь и грязь!— писал артист И.И. Лавров, побывавший в Тамбове в 1845 году,— просто ног не вытащишь! Как это тамбовцы ходят и ездят?» Особенно привела Лаврова в отчаяние Базарная улица. «Ну, я вам скажу, надо иметь много мужества, чтобы пройти по этой улице. Видел я грязь, но это ведь до безобразия!» Театр, помещавшийся в описываемое время на нынешней Рабочей улице, носившей название Театральной, был в осеннюю пору неприступен, и труппа отдыхала до «пути».

Назад | Далее

Экспертиза
Аренда business jet для перевозки туристов в пункты назначения давно используется туристическими компаниями для снижения стоимости туров на курорты. Чартер уже много лет не является роскошью, а наоборот, при правильном подходе позволяет сэкономить кучу денег. Именно чартерными, а не регулярными рейсами, туроператоры доставляют клиентов в места отдыха.